Таежная драма

Оказавшейся в плену у бескрайней тайги двадцать долгих дней и ночей в страхе, одиночестве и отчаянии, без огня и крошки хлеба Светлане удалось не только выжить, но и выбраться из непроходимых дебрей.

Пожва. Таёжная драмаПятого августа семейство Сыромолотовых - пенсионерка Антонида Григорьевна, ее 23-летний сын Владислав, дочери 22-летняя Евгения и Светлана - отправились на косьбу на дальние сенокосы, что располагаются в семи километрах от поселка Пожва. В обед Светлана по привычке решила пособирать грибы на ближайших лесных полянках - благо, подберезовиков в молодых березняках нынче высыпало вдоволь. Женщина так увлеклась «тихой охотой», что незаметно для себя забрела далеко в лес. Сколько ни кричала, ответного отклика не было слышно.
Поняв, что заблудилась, Светлана решила ориентироваться по солнцу. Она упорно шла в направлении светила, пока оно не скрылось за верхушками плотно стоящих деревьев и вокруг не воцарилась непроницаемая мгла. Было ясно, что из этой чащобы сегодня ей уже не выбраться. Было не просто страшно, было жутко от осознания полного одиночества в ночной лесной глуши. Замирающее сердце внимало каждому шороху, хотелось вскочить и убежать. Но куда?! Со всех сторон - глухая стена мрака.

Светлана сидела под старой березой на замшелой валежине и ежилась от сырости и ночного холода, который пронизывал ее насквозь. Легкая спортивная курточка и трикотажные брюки не могли защитить от сырого тумана и согреть. Немного утешало лишь то, что на ногах, обутых в короткие сапожки, были шерстяные носки. Чуточку уверенности придавали ей плетеная корзинка да перочиный ножик, единственные домашние вещи, за которые она держалась в океане страха, как за спасительную соломинку. Измученная Светлана незаметно для себя все же задремала... под самое утро. Проснулась, когда сонная свалилась с валежины. Продрогшая, опять ринулась навстречу солнечным лучам, начинающим пробиваться сквозь густые ветви. Светлана была уверена, что уж сегодня-то она обязательно отыщет дорогу к дому.

Однако и этот день прошел в безрезультатных скитаниях. Лес, наоборот, становился все мрачнее и мрачнее. Стали попадаться болотины, выбираясь из которых, Светлана промочила ноги. А высушиться невозможно: с собой, как назло, не было спичек. Пришлось шерстяные носки снять, выжать и положить в лукошко - авось так проветрятся. Да и тут невезуха! При ходьбе дно лукошка незаметно выпало вместе с носками и ножиком. Странница, обнаружив пропажу, в отчаянии отшвырнула от себя оставшийся ненужный остов корзинки и в бессилии опустилась на рухнувший ствол дремучего дерева. Тут и застала ее вторая ночь жестоких испытаний.
От дикой усталости нестерпимо хотелось есть, но не было ни крошки хлеба. Оставалось тешить себя надеждой, что уж на третий день, если она не сама выйдет к дому, ее обязательно отыщут родные, наконец, набредут на нее случайные грибники или охотники. Светлана в тот момент не могла даже представить, что впереди ее ждет почти верная гибель...
Родные к пропаже Светланы отнеслись спокойно: покричали, походили вокруг да около и дальше заработали. Решили: набрав грибов, она подалась домой. Однако вечером там ее не оказалось. Не вернулась Света и к ночи. Не спала в стылой тайге дочь - дома до утра не сомкнула глаз мать. А как рассвело, Антонида Григорьевна побежала по знакомым: вдруг у кого-нибудь из подружек (чему очень хотелось верить) приютилась на ночь непутевая? Нет, не дано было успокоиться материнскому сердцу - Светлана как в воду канула.
Глава семейства Сыромолотовых 66-летний Владимир Сергеевич еще с Рождества мается с ногой, едва с помощью клюшки передвигается по дому. Уж он-то знает окрестные леса как пять своих пальцев, по молодости лесовал в них. Уж он-то отыскал бы заблудившуюся дочь. Сейчас осталось старику одно: подсказывать родным, как организовать поиски пропавшей. Было решено запрячь лошадь и прежней группой, которой вчера косили, ехать на то место, где пропала Светлана, и пройти по ближайшим лесам, насколько хватит силы и позволит световой день. Но семейные поиски успехов не принесли. Тут всерьез всполошились Сыромолотовы - старшие.

В милиции, куда Антонида Григорьевна обратилась с заявлением о пропаже дочери, ее пожурили за медлительность. Оказывается, это надо было сделать в первый же день, когда Светлана в своем неведении не могла еще уйти далеко от места пропажи. Плакаты, вывешенные по всему поселку, неоднократные выезды по лесовозным усам, прочесывание леса, где предположительно могла находиться Светлана, утешительных результатов не принесли. Тогда в милиции посоветовали Сыромолотовым обратиться за помощью в администрацию Пожвинского поселкового совета. Испокон веку так было - на поиски заблудившегося в лесу человека местная власть поднимала все население.
Убитая горем мать просила главу поссовета Юрия Мальцева выделить на поиски дочери хотя бы безработных, которых в поселке без дела околачивается не одна сотня. Как рассказал мне позднее Юрий Иванович, он собирал по этому поводу охотников, советовался с ними. Однако горе-охотники разубедили его: мол, в бескрайних пожвинских лесах, простирающихся в одну сторону вплоть до Кудымкара (это почти сотня километров), а в другую - до Косы, люди запросто могут сами заблудиться.
Время мучительно шло, а Светлану тайга отпускать не хотела. Антонида Григорьевна на всякий случай стала обзванивать своих детей (всего их у нее семеро), живущих в Перми самостоятельной жизнью - Любу, Олю, Михаила. Они ни за что не хотели смириться с пропажей сестры Светланы и организовали выезд в Пожву пермских спасателей. Прилетал даже вертолет. Все тщетно.
Тогда Антонида Григорьевна решилась на последнее - пошла с поклоном по пожвинским домам с просьбой выйти на коллективные поиски. Добровольцев собралось немного, человек двадцать. Они да подоспевшие из Перми дети Сыромолотовых рыскали по лесам два дня, с ног сбились, но не вышли на след пропавшей. Не помогли и подношения лесному хозяину, оставленные Антонидой Григорьевной на том злополучном покосе.
На тринадцатые сутки Светлану искать фактически перестали, лишь милицейский уазик изредка проезжал по полузаросшим лесным трассам. Наступили осенние холода, и все были уверены, что женщина погибла.
Однако Антониде Григорьевне хотелось верить в чудо. Она пошла в местную церковь и поставила свечку Николаю Чудотворцу во здравие дочери Светланы. И чудо, как ни странно, свершилось. На двадцатые сутки Сыромолотовым позвонили из поселковой больницы и сообщили, что Светлана сегодня была случайно обнаружена охотниками в лесу, в 18 километрах от Пожвы, что она жива-здорова и ее можно из больницы забирать домой. Радость переполняла родительские сердца! Но всех счастливее, конечно же, была сама Светлана. Она рассказывала в семейном кругу о своих бесконечно долгих скитаниях в дикой тайге и сама себе не верила, что выжила.

Сохранила жизненные силы не на шутку заплутавшая в лесу женщина лишь благодаря ягодам - малине, смородине, бруснике, заросли которых изредка попадались на ее пути. Выжить ей помогло и то, что она постепенно смирилась со своей участью, перестала чувствовать окружающую безлюдную природу враждебной. Она слилась с ней. Прошел страх. Сумрачная холодная погода, сменившая прежние солнечные деньки, способствовала тому, что она потеряла чувство времени. Светлана слышала рокот летающего над лесом вертолета, далекие ружейные выстрелы, но вс╦ это как будто ее и не касалось. В огромной тайге она была похожа на иголку в стоге сена. Но она двигалась, двигалась вперед, чтобы окончательно не замерзнуть.
Где-то, как выяснилось потом, на восемнадцатые сутки Светлана, наконец, набрела на брошенную полузаросшую узкоколейку. Она благодарила Бога, что вывел ее из глухомани, целовала крестик на груди и брела по неровной насыпи, пока были силы. Вконец измаявшись, она опустилась на шпалы, чтобы передохнуть и вновь идти вперед. Но подняться уже не смогла, просидела так на насыпи почти двое суток. Поодаль проходил мужчина с собакой, она, насколько позволяли ослабшие силы, кричала, но он даже не оглянулся.
Ночью неподалеку от нее на насыпь выходил медведь, переворачивал шпалы в поисках муравьев. Светлана боялась одного: лишь бы это была не медведица с медвежатами. Пронесло. Утром 25 августа обессилевшую женщину стало покидать сознание, перед глазами у нее все сливалось, пошли видения о родных и знакомых. В этом состоянии и обнаружили ее пожвинские охотники Сергей Шитов и Павел Плотников.

Мы шли с Антонидой Григорьевной по Пожве, и я не мог не заметить, с каким уважением относились к старой матери встречные люди. Они радовались ее счастью, тому, что ей вновь удалось обрести дочь. Да, Светлана, этот по-детски чистый человек, инвалид по здоровью, совершила почти немыслимое: она оказалась сильнее и выше страшных обстоятельств, которые обрушились на ее бедную голову. Она выстояла, она победила. Но в данном случае на человечность, готовность откликнуться на чужую беду судьба испытывала и пожвинцев.
Главный врач Пожвинской участковой больницы Анатолий Хрулев сказал:
- Стыдно сознавать, что мы не помогли Светлане Сыромолотовой в критический для ее жизни момент, не организовали широкие поиски. А ведь могли и должны были это сделать. Все это - результат общественного отчуждения. Хотя от этого не легче, ведь беда может случиться с каждым из нас.

Текст: Федор ИСТОМИН. Фото автора.
Источник: газета «ЗВЕЗДА»™