Уральские куранты

Из истории техники

Сто тридцать лет назад среди петербургской публики распространилась молва о чудесных часах, привезенных В. А. Всеволожским с его Пермских заводов. В дом владельца началось паломничество, а «Горный журнал» посвятил часам обстоятельную статью.
Часовое ремесло в Пожве зародилось в 1817 году, когда решено было установить часы на башню «токаренной» фабрики. В то время Пожвинский завод являлся одним из лучших в России. Здесь еще в первом десятилетии XIX в. Изготовлялись машины для коноводных судов, разнообразные паровые установки, пресса, измерительные приборы, хирургические инструменты. На работе сложились кадры высококвалифицированных мастеровых, способных создавать точнейшие механизмы и тончайшие изделия.
Первые часы были установлены на заводскую башню. С тех пор изготовление часов на заводе продолжалось, совершенствовалось и мастерство исполнителей. И вот в 1825г. Под руководством слесаря Александра Кочегина изготовляются часы, заставившие разговаривать видавших виды петербуржцев. Каковы же были эти часы, как оценили их современники? Вот дословное описание их в «Горном журнале». «Оне имею в вышину 3и 1\4 аршина (2,3 метра), а основание их заключает в окружности почти 5 аршин (3,5 метра). Движущая сила оных есть тяжелая гиря, а регулятор- маятник с компенсатором или сложный отвес. Достоинство всяких часов есть верность: сии последния, с тех пор как были привезены и собраны, идут исправно…»
В 1828 г. Всеволожский, движимый стремлением, заслужить «внимание высшего Правительства» и «благодарность соотечественников», эти башенные часы жертвует восстанавливаемому Спасо-Преображенскому собору в Петербурге. Но когда началась установка часов в соборе, то пришлось вызывать из Пожвы слесаря Александра Кочегина, так как приглашенным мастерам, преимущественно из иностранцев, работа оказалась не по плечу.
Часовой механизм, помещенный в стеклянный футляр, Кочегин установил внутри собора, а циферблаты и колокола для боя вынес на пятнадцать метров выше- в соборные башни. О сложности устройства передаточной системы можно судить по тому, что она обеспечивала не только непрерывность указания времени, но и периодический бой часов (через четверть часа) посредством четырех колоколов в двадцать, десять, пять и два с половиной пудов веса.
Не признать замечательного творения уральских мастеров «высшему Правительству», когда слышались восторженные отзывы и от заморских гостей, было нельзя. Спустя год Николай I «пожаловать соизволил» крепостному Александру Кочегину почетный кафтан…
Немало часов, оригинальных по конструкции и разнообразных по величине сделано руками пожвинских мастеров. В 1829 году на первой Российской промышленной выставке в Петербурге экспонировались изделия и Пожвинского завода: листовое железо, металлообрабатывающие станки, инструменты, а вместе с ними- башенные и солнечные часы. Экспонировались башенные часы Пожвинского завода и на промышленной выставке 1853 года.
Из рассеявшихся по России многочисленных изделий пожвинских часовых дел мастеров сохранились единицы- среди них экспонаты Молотовского и Соликамского краеведческих музеев.

Л. Казанцев.


Оргинал статьи:

Уральские куранты. История техники